Бл. Экзарх Леонид Федоров

Блаженный Экзарх Леонид Федоров

Санкт-Петербург, детство и юность (1879-1902)

“Инспектор епископ Феофан (тогда — Ямбургский), «человек редкой и святой жизни», по словам Федорова, ставившего его очень высоко, сказал, когда тот явился к нему: «Знаю, куда едешь, знаю, зачем. Ну, Бог с тобой!„

Леонид Федоров, будущий русский католический экзарх, родился на свет в Санкт-Петербурге 4 ноября 1879 года в одном из наиболее старых и заселенных районов Северной столицы. В этом районе находилась 2-я петербургская гимназия, в которой учился Леонид Федоров.

Отец Леонида, Иван Федорович, был поваром и содержал ресторан «Малоярославец». Не смотря на это, он разорился и рано умер. Семью содержала мать Леонида, Любовь Дмитриевна, которая была художницей. От нее будущий экзарх унаследовал врожденное чутье и византийский дух, который в нем так удивительно сочетался с чисто русским складом души. Она сама приготовила сына к первой исповеди. Впоследствии она, по примеру сына, присоединилась к Католической Церкви и была одним из самых деятельных членов русского католического прихода, зародившегося в Петербурге в начале двадцатого столетия.

“Мне было уже 20 лет, когда путем усердного чтения и изучения святых Отцов, Соборов и истории Церкви я пришел к убеждению в истинности Вселенской Церкви„

В 14-летнем возрасте у Леонида зародилась мысль о монашестве, после того, как в первый раз он прочитал Библию. «Блеск мира, его приманки» показались ему «простой мишурой,.. истиной «суетой сует». Все чаще юноша задавался вопросами о смысле жизни. Он много читал, но не имел в чтении порядка. И из-за этого в период своего философского развития почти потерял веру.  Переворот случился в 20 лет, когда после усердного изучения святых Отцов, Соборов и истории Церкви он увидел истинность Католической Церкви. Его коснулась благодать и напомнила о реальном Христе — Спасителе мира. В молодой душе возникло непреклонное решение стать священником, «посвящающим всю свою жизнь защите и распространению учения Церкви». Тогда он готовится «сделать бесповоротный шаг и уехать за границу с целью стать католиком».

Присоединение к Католической Церкви и образование в Риме и Швейцарии (1902-1909)

“Первое впечатление о. Владимира Абрикосова о Федорове: «Талантливый, остроумный, прекрасный оратор, но главное — глубоко духовный, религиозный и церковный, и пронизанный фанатически в самом хорошем значении идеей соединения Церквей в чисто восточном духе„

По окончании классической гимназии Леонид Федоров поступил в Православную духовную академию в Петербурге. Но после второго курса в 1902 году он внезапно покидает академию, уезжает в Рим и принимает католичество.

По дороге в Рим во Львове он встречается с митрополитом Андреем Шептицким, беседы и общение с которым производят на него огромное впечатление.

После воссоединения со Вселенской Церковью, которое состоялось 31 июля 1902 года в знаменитой римской церкви Дель Джезу, Леонид удостаивается аудиенции у Папы Льва XIII, и тот направляет его на учебу в недавно основанную семинарию «Leonianum» в Ананьи. Здесь он пробыл до 1907 года.

2 ноября 1907 года Леонид перебирается в коллегию De Propaganda fide в Риме, но вынужден покинуть и ее из-за угроз русского посольства запретить ему обратный въезд в Россию. Тогда 26 июля 1908 года Федоров переезжает в Швейцарию, где во Фрейбургском университете в 1910 году заканчивает свое богословское образование.

«Католическая Церковь была для меня не только источником познаваемой вечной истины, но и стала для меня новой силоамской купелью, из которой я вышел совершенно обновленный…», — пишет Федоров в своем письме-исповеди.

Служение во Львове и рукоположение в Константинополе (1909-1911)

Летом 1909 г., по окончании Фрейбургского университета, Федоров пробыл около двух месяцев в Риме, оттуда поехал во Львов к митрополиту Андрею и там оставался до 1911 года. Он занимал место библиотекаря, префекта и учителя богословия в основанном митрополитом Андреем студийском институте. Тут училось несколько русских студентов, в их числе Глеб Верховский, будущий католический священник и сотрудник Федорова-экзарха.

В период 1910–1914 г., Федоров по поручению митрополита Андрея ежегодно совершал поездки в Россию, чтобы поддерживать связь с людьми, причастными к зарождавшемуся русскому католичеству.

Для рукоположения Леонид Федоров был направлен в Константинополь. Болгарский католический епископ Михаил Миров рукоположил его в болгарской католической церкви Пресвятой Троицы в Галате: 22 марта 1911 г. – в дьяконы, а 25 марта – в священники.

Монах-студит в ските св. Иосифа в Каменице, Босния (1912-1913)

В 1912 году молодой священник решает отправиться в Боснию, серьезно задумываясь о вступлении в находившийся там монастырь св. Иосифа (студийского устава). Он проходил свой послушнический искус под руководством старца Иосифа и закончил его 12 февраля 1913 г.

В монастыре отец Леонид осознал свое подлинное призвание, связанное с будущим служением в России. Он должен был непременно стать монахом, чтобы выполнить свою миссию; монашество являлось для него не самоцелью, но лишь средством. Ему нужно было поработать над собою в монастыре, чтобы потом быть монахом в миру, подобно тому как он до сих пор работал над собою в миру, чтобы стать монахом в монастыре.

Ссылка в Тобольск (август 1914 — апрель 1917)

“В Петербурге за мной пускали шпиков, посылали мне провокационные письма, делали доносы на моих знакомых. Нашлись какие-то домашние предатели, которые сообщали властям о каждом моем шаге„

После убийства эрцгерцога Франца-Фердинанда в Сараево 28 июня 1914 года, предчувствие войны распространилось по всей Европе. Леонид Федоров, который находился в Константинополе, решает вернуться в Россию.

Первого августа 1914 года Германия объявила войну России. Не прошло и двух недель, как о. Леонида арестовали и объявили, что он ссылается на жительство в город Тобольск, под надзор полиции. В глазах властей он являлся «агентом митрополита Шептицкого». Война с Австрией придавала теперь этому обвинению особый оттенок. Правительство не замедлило воспользоваться случаем удалить из Петрограда нового католического священника восточного обряда, тем более что оно могло считать его опасным шпионом.

Экзарх в Петрограде (1917-1923)

В 1917 году после Февральской революции о. Леонид Федоров был освобожден из ссылки и вернулся в Санкт-Петербург. Опечатанную греко-католическую церковь на Бармалеевой улице открыли в середине марта. Отец Леонид приехал к самой Пасхе, в Страстную субботу, четвёртого апреля. Русские католики ждали с нетерпением его возвращения из Тобольска; заказали ему митру и золотой наперсный крест старинного образца по рисунку о. Глеба Верховского.

«Пасха 1917 г. была нашим торжеством. В Божественном домостроительстве она была моментом «Преображения». Уже было известно, что владыка Андрей назначит о. Леонида нашим экзархом. Долгие годы испытаний Рим увенчал признанием правоты нашей русской идеи, которая зародилась и могла зародиться только в духе великой для Востока хартии Папы Льва XIII» (из воспоминаний С.А. Лихаревой).

Собор Русской Католической Церкви и назначение о. Леонида экзархом

“Католичество в России должно быть русифицированным таким же образом, как, например, в Испании оно несет испанский характер, во Франции – французский и т.д. (Письмо Пию XI 05.05.1922)”

До Февральского переворота 1917 года католическое богослужение восточного обряда, как известно, было запрещено, и русские католики могли молиться только скрытно. Временное правительство, придя к власти, немедленно провозгласило свободу совести, вероисповедания и культа. Наконец-то появилась возможность открыто организовать русских католиков.

Владыка Андрей, который тоже находился к этому моменту в Петрограде, понял, что настал момент исполнения возложенных на него Папой Пием X полномочий.

28 мая, в воскресенье Всех Святых, после торжественной службы в Мальтийской церкви, в помещении католической школы св. Екатерины под председательством митрополита Шептицкого состоялся первый русский Собор. На Соборе присутствовали отцы Зерчанинов, Колпинский, Верховский, Дейбнер, Федоров, Сусалев, Абрикосов. Кроме того, были приглашены латинские епископы Цепляк, Ропп, Лозинский, каноник Могилевской епархии, и несколько прелатов и священников латинского клира.

Это собрание было обставлено особенно торжественно. Отец Колпинский прочел по-русски и по-латински акт установления в России экзархата. Отец Леонид был назначен экзархом всей России. Ему была пожалована митра и титул протопресвитера. Этот акт был скреплен подписями всех присутствующих, в том числе и представителей латинского клира, а также присягой восточного клира Папе и экзарху.

Веря, что Господь желает объединить Россию с Католической Церковью, Леонид Федоров понял, что развитие экзархата является основным способом такого объединения.

О условиях того времени свидетельствует отрывок из письма экзарха: «Наша крохотная Католическая Церковь [византийского обряда в России], без сомнения самая маленькая и самая бедная среди всех других Церквей католического мира… Начиная с 1917 года мы пережили все ужасы русской революции: голод, холод, болезни, все виды лишений, отсутствие жизненно необходимых средств, тягостный труд, нездоровая пища, неимоверные трудности, где не было никакого различия ни для женщин, ни для стариков, ни для детей, ни для священников…»

Экзарх направил все свои усилия на развитие обычной пастырской структуры экзархата, который постепенно увеличивался. Он заботился о своих священниках, стремился совмещать терпение и любовь с необходимостью поддержания дисциплины. Отец Леонид придавал большое значение тому факту, чтобы богослужения были верны принципу, который провозгласил Папа Пий Х: «nec plus, nec minus, nec aliter» («не прибавляя, не убавляя и не изменяя»). Он очень старался сохранить чистоту греко-российского обряда.

Под началом экзарха основываются женский орден Святого Семейства, община сестер Святого Духа. Для мирян кроме «Общества поборников воссоединения Церквей» существовали «Общество Св. Иосафата» и «Русское католическое братство во имя св. Иоанна Златоуста», заботившееся о благолепии богослужения…

“Метод, используемый нами для этого апостольства, не состоит в активном и, так сказать, шумном прозелитизме (хотя и не исключает как такового). Мы стараемся делать нашу агитацию без шума». Письмо Пию XI 05.05.1922”

В Петербурге о. Леонид участвовал в публичных чтениях – на них приходила и православная публика, в том числе духовенство, – с апологетическими и историческими докладами. Участвовал он и в серии православно-католических встреч в Москве, на которых обсуждались вопросы, связанные с возможностью достижения единства. Эти встречи проходили с ведома новоизбранного Патриарха Московского Тихона, с которым о. Леониду удалось наладить теплые отношения.

Метод апостольского служения отца Леонида не заключался в поиске адептов, но обязан огромной любви и уважению к литургической, экклезиологической и молитвенной традициям Русской Православной Церкви, которую Федоров продолжает считать своею.

В письме о. Евреинову отец Леонид говорит: «Главной же целью нашей миссии мы считаем распространение и популяризацию здоровых идей о католичестве и сближение с православным духовенством. Не положивши основания, здания строить нельзя; так, не осветивши российскую тьму настоящим пониманием католичества, нельзя и думать о крупных успехах».

Отец Леонид хотел дать российскому обществу «русскую концепцию Католической Церкви и ее святой доктрины» (из письма Федорова Папе Пию XI, 05.05.1922).

В тюрьме (1923-1926)

5 апреля 1923 года отца Леонида Федорова, вместе с 13-ю священниками и архиепископом Цепляком вызвали в Москву для допроса «по делу архиепископа Цепляка». Их обвиняли в образовании тайной контрреволюционной организации, имевшей целью противодействовать проведению декрета об отделении Церкви от государства.

Именно во время этого допроса прозвучали известные слова экзарха: «Вся моя жизнь была построена на двух элементах: на любви к Церкви, к которой я присоединился, и на любви к Родине, которую я обожаю… С того времени, как я присоединился к Католической Церкви, единственной задачей моей сделалось приблизить мою Родину к той Церкви, которую я считаю истинной».

Суд приговорил о. Леонида к десяти годам тюремного заключения. До 21 апреля он просидел в Бутырской тюрьме, откуда его перевели в «Сокольнический исправдом». С этого момента церковь Святого Духа приходской общины русских католиков так и осталась закрытой.

Соловки (1926-1929)

“Помните, что наши обедни на Соловках, возможно, единственные в России обедни восточных священников, молящихся за Россию; надо стремиться во что бы то ни стало отслужить хотя одну обедню в день”

26 апреля 1926 г. по ходатайству Политического Красного Креста о. Леонид был освобожден досрочно с запретом проживания в шести крупнейших городах и пограничных областях СССР. Местом жительства он выбрал Калугу, где служил знакомый католический священник.

Но на свободе о. Леонид Федоров пробыл недолго. 10 августа 1926 года он был арестован в Могилеве, вывезен в Москву, 26 сентября вновь осужден и отправлен на 3 года на Соловки.

На Соловках отца Леонида встречают верные католики и священники византийского обряда. Уже на следующий день они устраивают возможность совершить святую Литургию. «Сначала было разрешено для проведения служб использовать одну заброшенную часовню. Потом последовало запрещение служить вообще. Приходилось служить тайно, где попало: в подвалах, в лесу на камне или под защитой развесистой ели…» (из воспоминаний П.М. Волконского).

“Мы жертва за схизму Востока, я не устану повторять это всегда, и должны с терпением нести этот крест… Мы – удобрение для духовного возрождения России…”

«Отец экзарх всегда… общался с православными монахами Соловецкого монастыря, разделявшими участь других заключенных, а также с православными священниками и епископами – Соловецкими узниками, как и мы. В особенно тесном контакте отец-экзарх находился с Высокопреосвященным архиепископом Илларионом Троицким, бывшим ректором Московской духовной академии и правою рукою Патриарха Тихона. Они всегда беседовали на апологетические темы, касающиеся Церквей: Восточной Православной и Западной Католической» (из воспоминаний епископа Б. Слоскана).

В июле 1929 года о. Леонид Федоров был перемещен с главного Соловецкого озера на о. Анзер и находился там вплоть до своего освобождения из лагеря в августе того же года.

Архангельск (1929-1933)

Больной, отец Леонид был освобожден из лагеря в 1929 г. и отправлен в ссылку. В 1931 г. последовал новый арест и шестимесячное заключение в Архангельской тюрьме, в крайне тяжелых условиях. Затем о. экзарх был освобожден и снова отправлен в ссылку, в деревню вблизи г. Котлас, где он работал на каком-то заводе. И здесь старался регулярно служить Литургию, используя всякую возможность, чтобы ссыльным и заключенным католикам приносить Святые Дары.

Кончина блаженного в Вятке

“Дети приоткрыли дверь на улицу. В нее влетел голубь, сделал три круга над телом о. Леонида и вылетел опять в ту же открытую дверь”

При все обострявшемся ревматизме, гастрите, подагре, ишиасе, астме, состояние о. Леонида настолько ухудшилось, что в конце 1933 г. власти пустили его на свободу, ограничив ее запрещением проживать в двенадцати городах. Отец Леонид выбрал себе местом жительства город Вятку. Туда он прибыл прямо из Котласа в первых числах января 1934 г.

Он поселился в доме заведующего железнодорожным складом Андрея Калинина, а точнее в комнате, где Калинин жил с женой и тремя детьми. Он не отказался принять о. Леонида, так как «в комнате было еще немного свободного места около окна в углу».  

Тихо и кротко, день за днем, о. Леонид жил у этих добрых людей, пока силы совсем его не оставили. Резкая перемена произошла в его состоянии только в начале марта 1935 г.,за два-три дня до кончины. Он уже почти ничего не ел, кроме теплого молока с сухарями. До последнего момента он был в полном сознании, надеялся, что ему станет легче, силы вернутся.

В ночь на седьмое марта о. Леонид уже не имел больше силы подняться с постели. Он лежал неподвижно, спокойно с открытыми глазами. Не отвечал на вопросы, но все смотрел перед собой. Руки его покоились на груди, правая поверх левой. Немного спустя, Калинин обратил внимание, что тот не моргает больше веками. Вся семья собралась теперь у постели. Остановилось дыхание. Калинины сразу это заметили. Потом лицо стало бледнеть. Да, сомнений не было, о. Леонид действительно умер. Калинины его омыли и бережно одели в чистое платье. Дети приоткрыли дверь на улицу. В нее влетел голубь, сделал три круга над телом о. Леонида и вылетел опять в ту же открытую дверь.

10 марта, после того как были выполнены все законные формальности, в 8 часов вечера, когда уже стало темнеть, семья Андрея Калинина похоронила тело Российского экзарха, протопресвитера о. Леонида.

В 1991 г. состоялась гражданская реабилитация Леонида Федорова.

27 июня 2001 г., во время совершения Литургии по византийскому обряду во Львове, Папа Иоанн Павел II провозгласил Леонида Федорова блаженным вместе с другими мучениками советского режима.

Поделиться ссылкой:

Расписание Богослужений

Воскресенье
10.30 Часы
11.00 Литургия

Понедельник

уточнить у настоятеля (чаще всего с 9.30 Литургия)

Вторник-пятница
8.50 Литургия
18.45 Вечерня
Суббота
8.50 Литургия
17.30 Всенощное бдение

 

Последняя пятница месяца — 18.15 Литургия на украинском языке

 

Богослужения проводятся в маленькой церкви, расположенной в цокольном этаже собора Успения Девы Марии — 1-я Красноармейская ул., 11. Тел. +7 (911) 261-94-16